Эпистолярий "Про Чтение"
11.12.06. М.Рац

версия для печати

М. Рац, 11.12.06.

Дорогая Юля!

    Я в отличие от Вас совсем не специалист по коммуникации. Но, поскольку тема эта меня живо интересует, с удовольствием буду учиться.

    1. Меня (по невежеству?) удивил Ваш тезис: «когда персонажей  в коммуникации объединяет тема, а не проект, то не происходит никогда поступательного движения вперёд». Может быть, я чего-то здесь не понимаю, но мне всегда казалось, что в осмысленных спорах участники именно что движутся вперед. Я в ходе нашей переписки кое-что для себя дополнительно понял про чтение, а Вы нет?! Или Вы поступательным движением считаете только конструктивно-мыслительные  шаги?

    2. Ваше отступление к обсуждению контекста и рамок, разумеется, вполне разумно и необходимо. Я ничего не имею против такого поворота темы и вполне поддерживаю Ваш план, особенно по части возвращения к поставленным вопросам, которое, по моим наблюдениям, редко когда реализуется.

   3. В этом пункте (а потому и дальше) мне пока кое-что не ясно. Что Вы называете «чтением вообще», которое Вас интересует: это чтение в расширительной трактовке, которую я эксплицировал прошлый раз (включая «чтение по пересказу»); либо чтение в точном смысле, т.е., чтение письменных текстов, но любых – фикшн, нонфикшн, на любых носителях и т.д.? (Меня изначально интересовало второе, а первое служит контекстом и рамкой.) По большей части кажется, что и Вы говорите о втором, но вот высказывание, которое я могу отнести только к первому: «происходит быстрая и детальная дифференциация функций, и ранее собиравшийся на одном индивиде или на небольшой группе процесс Чтения теперь оказывается распределён, но уже не по группе, а в виде общественного устройства». Так где о чем? Я бы предложил для ясности говорить, например, о прямом чтении и чтении по пересказу. Хотя второе мне хочется называть не чтением, а как-то иначе – вроде апперцепции знаковой среды.

   Далее, поясните, пжс, связь «рефлексии и её конструктивного оформления» с «техникой  именно чтения».

   Мой интерес к «инструментальному – без художественной литературы – чтению» совершенно корыстный и притом множественный.

   Во-первых, как выясняется на старости лет, я не умею читать: слишком многого не понимаю, я ведь про Гегеля не шутил. Не думаю, чтобы это была особо выдающаяся природная тупость: она бы и в других отношениях проявилась. Есть, правда, такой феномен, как «умственная лень» (не путать с ленью вообще), которую мне мама еще в детстве инкриминировала. Не знаю, говорит ли по этому поводу что-нибудь психология. Но думаю, что все это связано с дефектами образования и воспитания, хотя я вырос в интеллигентной семье, и учительница литературы у нас в школе была вроде бы совсем не плохая. Но, похоже, что все-таки чтению вообще не учат или учат в принципе из рук вон плохо, а потому и умеют читать только немногие особо одаренные люди, к числу коих я, наверное, не отношусь.

    Во-вторых, я принадлежу к числу людей пишущих, но мне пока не удается понять секрет успеха у читателя, а с чтением тут связана, как сказали бы в Одессе, большая половина дела. Это, конечно, тайна из разряда вечных, т.е., вообще не раскрываемых, но тем интереснее. (Кстати, о «методологическом бестселлере».) Или Вы считаете, что эта задачка решается неким искусственно-техническим образом на манер Шайхутдинова? Не напишите ли поподробнее, как Вы это себе представляете? Ведь идея «продвижения» книги на рынке для грамотных издателей теперь банальна.

   В-третьих, будучи библиофилом с детства, я про книгу, наверное, много чего знаю и понимаю, но вот самое главное с ней связанное – чтение – остается для меня делом в значительной мере темным. По разным соседним темам я чувствую некоторое продвижение или хотя бы движение (в КСО, например), а здесь какой-то затык.

   В-четвертых, заразившись 23 года назад методологией, я хочу и надеюсь быть полезным для нашего общего дела, в частности в связи с издательской деятельностью. Это отдельная (и, к сожалению, скандальная) линия обсуждения, имеющая, тем не менее, самую прямую связь с нашей темой. (Читали ли Вы публикации по этому поводу на сайте Фонда?)

   Все это, конечно, связано с некоей общей обеспокоенностью чтением в России. На фоне той картины, которую рисуют социологи моя личная ситуация кажется верхом благополучия. Но не работает ли и здесь максима насчет рыбы, гниющей с головы, т.е. с интеллектуальной элиты? И не связаны ли мои личные «гвозди в ботинке» с социологической картиной?

    Теперь должен признаться, что Ваш интерес и Ваша обеспокоенность темой чтения стали мне в связи с последним письмом еще менее понятны. Для меня Ваш второй проход по «ситуации с чтением» звучит как абстрактная теория, в чем-то убедительная, в чем-то не очень, вызывающая вопросы, но за вычетом некоторых частных примеров оторванная от живой ситуации как социокультурной, так и Вашей личной.

   Поясню. Например, в ходе Ваших размышлений мелькает тезис о том, что «число читателей всегда было невелико». Вы правы, если оценка дается относительно общей численности населения и с точки зрения вечности. Но число это колебалось на порядок и больше,  причем колебания эти были и есть очень понятны исторически. Здесь, конечно, надо было бы обратиться к цифрам, но рискну положиться на память. Например, в ХIХ в. число читателей в России выросло на два порядка, и тиражи массовых изданий в предреволюционные годы были вполне соизмеримы с советскими (сотни тысяч) при том, что большая часть населения была неграмотной. Утрируя для ясности, я бы сказал, что все грамотные люди читали; в советские же годы грамотными стали все, а число читателей долго оставалось прежним и начало расти, если судить по тиражам, только в годы «застоя». Но самый разительный пример, это, конечно, тиражи толстых журналов в годы Перестройки и позже (падение на 2-3 прядка).

    Сейчас, мне кажется, по количеству читателей мы находимся на дне «ямы», хотя, наверное, поднялись на рекордную высоту по числу «писателей». Я думаю, что это очень важный показатель состояния сферы общения, свидетельствующий о тяжелой болезни социума… Здесь вроде бы нерв социокультурной ситуации. А переход к ТВ-Видео – это момент из процессов большей и «большой длительности», случайно совпавший с нашей локальной «ямой». В связи с ним, действительно, можно говорить, что число читателей всегда было мало и т.п. Но это совсем другие масштабы, Фуко, Шартье и т.п.

   О своей педагогической ситуации Вы пишете все время очень бегло. Складывается впечатление, что там все в порядке: ученики Ваши полюбляют Лумана или Бурдье: в чем же проблема, о чем еще мечтать?! Разве что делиться опытом.

   …Я не демонстрирую нарочито свою читательскую тупость: я, действительно, не понимаю. Поэтому, м.б., мне стоит пока прерваться? Обсуждение письменной культуры, ее истории и механизмов – дело для меня очень увлекательное, но это вроде как другая тема. В качестве рамочной мы ее обозначили, но мне не хотелось бы – в развернувшемся пока разговоре – превращать ее в ядерную (для нее понадобятся свои рамки и т.д.), а то мы рискуем в обозримом будущем так и не вернуться к поставленным ранее вопросам.    

 

 


E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх