Дискуссия о "Новом Кентавре"
В.Марача 11-30 августа 2006г.

версия для печати

В. Марача – Г. Копылову, 11 августа 2006 г.

Гена!

Я прочел твое «Письмо Главного редактора» и согласен с поставленными там вопросами. Обязательно над ними подумаю. А пока высылаю некоторые соображения, навеянные нашим обсуждением будущего «Кентавра», которое было в Обнинске. Многое недодумано, но решил отослать, поскольку прочел о намечающемся перерыве до 10 сентября.

Ты считаешь (на мой взгляд, вполне справедливо, и эта мысль повторяется в «Открытом письме»), что это дело держалось на твоем личном видении «методологического», способности усматривать [его] в разных местах и вытаскивать на свет Божий за счет интервью, обсуждений, рецензий, предложений написать статью и т.п.

Даже если, с учетом твоих обстоятельств, удастся сформировать коллективно-распределенную систему организации и исполнения некоторых из этих журналистских функций, непонятно, кто будет собирать это все в пространстве единого издания, придавая целостный внутренний смысл. Или, выражаясь в терминологии схемы состава института, удерживая идею и рамку институционального предназначения.

В этом плане отношения между тобой и «Кентавром» похожи на отношения между Матюхиным и «Адилетом». Только ситуация обострена до крайности. «Адилет» без Матюхина может какое-то время просуществовать за счет организационно-учрежденческой инерции, а затем перейти в одну из «превращенных форм» (похожих внешне, но с иным внутренним смыслом и предназначением). А «Кентавр» без этого внутреннего смысла существовать сразу же перестанет: просто никто не будет посвящать ему личного времени и усилий: ни носители организационных позиций, ни авторы.

Поскольку проблема носит институциональный характер (вопрос о длении существования института, который многие признают нужным и по-своему уникальным, с сохранением его внутреннего смысла), то и решение должно учитывать институциональные аспекты. С одной стороны, есть Попечительский Совет – носители ресурсной составляющей, знающие (или думающие, что знают), во что и зачем вкладывают свои деньги. С другой стороны, есть группа постоянных авторов и людей, сопричастных журналу (например, Реут, Тобольнова и я, если судить по титрам, «числимся» там обозревателями, Никитаев, который поддерживает сайт и т.д.). Эта группа организационно не оформлена, но именно она несет на себе частички смысла и идеи.

Вот из этих компонентов и нужно искать решение. Я готов, в чем могу, участвовать и содействовать.

Хочу выразить восхищение разговором с Рокитянским о Шифферсе, который опубликован в последнем номере журнала. В контексте того, о чем ты спрашиваешь в «Открытом письме», как мне кажется, было бы очень эвристично некоторые вопросы, которые Юля ставила по отношению к деятельности Шифферса и его текстам, поставить и по отношению к методологической работе и текстам.

С самыми теплыми пожеланиями,

Слава

 

Комментарий В. Марача, 22 августа 2006 г.

Это письмо было отправлено Г. Копылову в ответ на его «Открытое письмо Главного редактора», опубликованное 6 августа с припиской: «Просьба присылать мнения и ответы либо до 12 августа, либо после 10 сентября». Поэтому я отослал свой отклик вечером 11 августа, в надежде, что до предполагаемого перерыва нам удастся еще поговорить по телефону или даже увидеться. Но спустя всего пару часов я узнал, что состояние Гены накануне резко ухудшилось. На следующее утро его не стало.

То, что я хотел сказать ему, как бы повисло в воздухе, и душа противится необходимости подбирать слова для того, чтобы теперь сделать это достоянием общего обсуждения. Поэтому сохраняю это письмо таким, каким написал его тогда, когда Гена был с нами. Когда – несмотря на тяжелую болезнь – его волновало сохранение внутреннего смысла «Кентавра» как общеметодологического журнала, представляющего «методологическое» в его актуальном существовании и тем самым создающего «одну из реальностей существования методологии».

Данный комментарий направлен прежде всего на пояснение некоторых событийных моментов, а также на реконструкцию тех принципов и оснований издания «Кентавра», которые были заложены Г. Копыловым и которые, на мой взгляд, следовало бы сохранить. С другой стороны, будут затронуты проблемы, поставленные Г. Копыловым в своем «Открытом письме».

1. В первом абзаце моего ответа на «Открытое письмо» упоминается обсуждение будущего «Кентавра», которое состоялось 21 июля в Обнинске с участием Г. Копылова, Ю. Грязновой, Д. Реута и В. Марача. В ходе разговора мы зафиксировали принципиальный факт: в настоящее время «Кентавр» (вместе с сайтом «Методология в России») остается не только единственным общеметодологическим изданием, но и вообще единственной институцией, общезначимость которой для методологического движения признается всеми его участниками – как коллективными (сплоченные команды, «группы прорыва» и т.д.), так и индивидуальными (не входящими в устойчивые группы). Один из сюжетов этой беседы состоял в том, что мы пытались разобраться с функцией журнала по удержанию «связности» методологического сообщества и достройке его новыми связями, выделить основные механизмы этой работы, в числе которых:

-        организация (за счет интервьюирования и иных инструментов журналистики) «принудительной рефлексии» собственного движения и его методологической составляющей у практикующих методологов, которые без вмешательства журнала имеют для этого слишком мало времени и поводов;

-        создание условий для отнесения разных участников движения друг к другу, опознания «методологического» в работе коллег, взаимной критики, кооперации и т.д. за счет формирования пространства сополагания и «взаимной переклички» позиций (ситуация с коммуникацией в сообществе сходна с тем, что описано выше по поводу рефлексии: сейчас для этого слишком мало времени и поводов; кроме того, продуктивной совместной работе часто препятствует различие жизненных принципов и борьба личных амбиций);

-        выявление новых групп и людей, на которых живет «методологическое», публикация и обсуждение их текстов (часто эти группы и люди идентифицируют себя иначе, пониманию «родства» с методологией может мешать «языковой барьер» и т.д.).

Высказанное Г. Копыловым в «Открытом письме» понимание значения альманаха для развития методологии является нашей общей позицией.

2. «В этом плане отношения между тобой и «Кентавром» похожи на отношения между Матюхиным и «Адилетом»… (третий абзац). Академия юриспруденции – Высшая школа права «Адилет» – частный вуз, расположенный в Алма-Ате, один из наиболее уважаемых и престижных в Казахстане. «Адилет» по-казахски означает «справедливость, правосудие». Анатолий Матюхин – мой друг и соавтор по множеству работ – один из создателей и учредителей «Адилета», бессменный ректор со дня основания.

«Поскольку проблема носит институциональный характер…» (четвертый абзац). Полагаю, что лучшем комментарием к этому абзацу будет статья самого Г. Копылова, опубликованная в 1996 году в книге «Судебная реформа: проблемы анализа и освещения. Дискуссии о правовой журналистике» (Отв. ред. Л.М. Карнозова). Хотя Гена писал это в связи с вопросом о становлении «правовой журналистики», он, безусловно, основывался на рефлексии собственного редакторского опыта. И поэтому представленная в данной статье схема «издания как института», безусловно, применима и к ситуации формирования журналистики методологической.
Попробую реконструировать данную ситуацию, основываясь на некоторых «знаковых» публикациях методологической прессы.
После триумфального десятилетия, когда по стране шествовали ОДИ, открывались методологические лаборатории, а сама методология из кружка превратилась в широкое интеллектуальное движение, ее социальный авторитет необычайно вырос. Но вот меняется общественный строй, и в 1992 году мы оказываемся в совсем другой стране, где прежним формам социализации методологии уже нет места. «Еще годик шоковой терапии – и хрен кого соберешь...» – эта реплика С.В. Попова дала название материалам круглого стола, которые «Кентавр» публикует в №3 за 1992 год (или №7, если следовать новой «сквозной» нумерации). Как раз в этот период Г.Г. Копылов становится главным редактором «Кентавра». Еще жив Г.П. Щедровицкий, проводятся методологические съезды, издаются «Вопросы методологии» – но прежнего методологического сообщества уже нет, а ряды тех, кто остался, охватывает ощущение апатии и невостребованности, особенно заметное на фоне буйного цветения конца 80-х. Памятным выражением этого общего ощущения поражения, потери чего-то очень важного стало название статьи Ю.В. Громыко, опубликованной в начале 1994 года: «Почему методологи проиграли перестройку?» (№1-2 альманаха «Россия-2010»).
К этому критическому для формирования методологической журналистики времени относится упомянутая в публикуемой статье попытка «закрытия» журнала, которая, к счастью, оказалась неудачной: «Издание в принципе вечно (бессмертно) – раз оно воспроизводится… Издание (долго)вечно по сравнению со своим деятельностно-производственным циклом – как человек бессмертен по отношению к своему пульсу и к циклу жизни своих клеток. Конечно, издание можно административно запретить, оно может прогореть, лишиться читателей, его можно просто перестать делать – но его нельзя, как завод, закрыть или перенастроить с колясок на сковородки… Автор статьи испытал это на собственном опыте: издание под названием «Методологический альманах Кентавр» закрыть мне, Главному редактору, оказалось невозможно: в альманах поступали статьи, его ждали, и очередной выпуск составился сам собой».
Но невозможность закрыть журнал означала, что как издание он состоялся. Выступая 29 ноября 1994 года на круглом столе, посвященном 5-летию журнала, Г. Копылов говорил об этом так: «Я решил попробовать ничего не делать для из­дания очередного но­ме­ра, но выяснилось, что он получается без моего участия. Я сделал вывод, что журнал плотно во­шел в жизнь примерно тысячи его под­писчиков и авторов» (см. Пять лет методологической прессы (круглый стол и комментарии)).
В ходе круглого стола участникам удалось зафиксировать ряд тезисов, которые стали принципами работы редакции (а фактически – Г. Копылова) на все последующие годы. Вот то, что мне представляется наиболее важным (тезисы выделены по принципу overlapping consensus’а – фокусировки на сходствах, а не различиях точек зрения участников дискуссии).
2.1. «Любая пресса появляется тогда, когда становятся очевидными ограничения не­посредственной коммуникации, когда просто невозможно со всеми поговорить» (П. Мейтув). «Сегодня можно остаться методологом, только умея писать и читать. По крайней мере, так происходит в кругу ближайших моих коллег: произведение количества заинтересованных лиц на частоту возможных встреч гораздо ниже того критического значения, при котором “методологическое” могло бы жить в воздухе, интерсубъектно, на слуху. К сожалению, это “методологическое” приходится вос­ста­навливать в ходе индивидуальных усилий, вечером, на бумаге и пользуясь литературой» (Г.Г. Копылов).
2.2. Пуб­ликация текстов в журналах «дает переход к совершенно другой форме если не общения, то взаимодействия – более институциона­лизированного, закрепленного на внешних, независимых от групп и их лидеров носите­лях… Главное, что делают журналы, это то, они поддерживают методологические темы в условиях отсутствия прямого взаимодей­ствия. Явно существует узкая прослойка людей, которые эти журналы читают и покупа­ют… Журналы и их дальнейшее развитие надо рассматривать именно с этой точки зрения, а именно: каким образом они выражают состояние разработанности методологических тем и каким образом они отражают состояние умов в отношении к данным темам» (С.В. Попов).
2.3. «Сейчас нет активной деятельности и активной коммуника­ции в этом большом сообществе, но тем не менее существуют очень разные концепции и в рамках этих концепций очень разные школы, и мне кажется, что журнал должен как-то на эту ситуацию реагировать, поскольку те журналы, которые сейчас выходят, рассчитаны на очень узкий круг читателей. А здесь должна учитываться вся эта гамма коммуникаций, во-первых, в рамках методологического движения – разные концепции и школы, их согласие, несогласие и т.д., а во-вторых, отношение  этих  концепций и школ к пользователям, которые пока, может быть, не осознают, что они “говорят про­зой”, но уже вышли на уровень использования методологических средств, методологи­ческих идей. И наличие таких публикаций очень сильно могло бы поспособствовать развитию рефлексии внутри методологического движения и рефлексии в среде пользо­вателей» (И.С. Ладенко).
2.4. «Методологический журнал не орган, а средство интеллек­ту­аль­ной жизни… Если журнал чей-то орган (или продолжает чье-то дело), неизбежны идеологические пристрастия, неизбежен противник, неизбежно искаженное осознание сущности явления (методологии)». Появление журнала как институционализированной формы издания означает, что «методология начинает осознавать себя вне отдельных личностей – осознавать себя как нечто существующее вполне объективно». Это также «кладет начало формированию осмысленной истории методологии… Исторически значимое концентрируется теперь в журналах (а вне опубликованного история перестает существовать)» (С.В. Попов).
2.5. Тезис о невозможности существования вне опубликованного распространяется не только на историю, но и на актуальное существование методологии: «В методологии ничего нет помимо того, что представлено в методологических изданиях актуально и/или потен­циально» (Г.Г. Копылов).
Принятие данного тезиса превращает методологическую прессу в один из важнейших факторов, конституирующих существование методологии и определяющих направления ее развития.
2.6. «Хотите вы того или не хотите, но придется решать вопрос о самом движении: что методология представляет из себя сегодня» (А.А. Тюков). «Журналы имеют смысл как направленные в будущее, а не в то, что уже случилось. Для этого последнего должны со­здаваться архивы и прочие нормальные формы» (С.В. Попов).
Одной из проектных идей, способствовавших появлению в 1998 году сайта «Методология в России», была идея создания «Современного Архива ММК», который, как и «классический» архив ММК, тоже подразумевал создание архива текстов, но современных (актуальных, созданных авторами, продолжающими активно работать в рамках методологической традиции). Прежде всего имелись в виду тексты, публикующиеся в методологических журналах, но также и другие, написанные авторами, иденцифицирующими себя с методологией, для других изданий, а, возможно, и некоторые неопубликованные тексты (на которые обычно ссылаются примерно так: «См. Архив ММАСС» – но куда конкретно при этом «см.» – неясно).
Поскольку методологи, которые регулярно не общаются лично, обычно не знают даже основных работ друг друга, предполагалось также публиковать их интеллектуальные биографии, а также библиографии с краткими аннотациями или даже без оных – ведь тогда (а во многом и сейчас) нет даже мало-мальски систематизированной информации, у кого и где выходят новые работы. Последнее немаловажно как для повышения «связности» сообщества за счет увеличения доли взаимных ссылок, так и для обеспечения корректности ссылок (что есть, по О.И. Генисаретскому, одно из важнейших условий воспроизводства интеллектуальной культуры). При этом подразумевалось, что «на фоне» этих текстов (к которым, естественно, будет обеспечен публичный доступ) и в отношении к ним, а также к событиям в методологическом сообществе и в интеллектуальных мирах вокруг него, будет разворачиваться коммуникация (в том числе электронными средствами), выдвигаться проекты, исследовательские и издательские программы и т.п.
Неожиданно выяснилось, что в это же время у Г. Копылова возникла идея создания «Электронной версии «Кентавра», которая будет несколько шире по набору текстов (не все, что есть в «портфеле редакции», подходит к «формату» «бумажной» версии журнала – потом это получило название «Сетевого спутника»). Плюс, естественно, будет отличаться в плане коммуникативности/дискуссионности. Когда я об этом услышал, в моем сознании случилось озарение: идея «Современного Архива» отделилась и стала полностью независима от идеи Архива «классического». Я понял, что две наших проектные идеи «Современного архива» и «Электронной версии «Кентавра» прекрасно стыкуются. При этом «Кентавр» представляет собой прекрасный «затравочный» массив текстов для «Современного архива», на который может затем «накручиваться» коммуникация, актуализирующая в том числе и другие (некентавровские) тексты (в том числе тексты «классического» Архива), требуя их присутствия в поле коммуникации.
Я предложил не распылять силы на два разных проекта (которые волей-неволей оказались бы в чем-то конкурирующими), а делать один проект, описание которого  было нами представлено на IV Чтениях памяти Г.П. Щедровицкого 23 февраля 1998 года. К проекту, получившему имя CIRCLE.RU, присоединились Л.П. Щедровицкий и Г.Д. Реут, а затем – В.В. Никитаев, предложивший название «Методология в России» и привнесший в проект ряд новых идей (см., например, его авторскую рубрику «Reflexum»), которые, тем не менее, сохранили исходную рамку собирания «Современного архива», формирования вокруг и поверх него поля для методологических дискуссий, актуализации методологических тем и отношения к миру.
2.7. Принципы адекватности тому, что методология представляет из себя «здесь и сейчас», стремления отслеживать (а, где это возможно, и формировать) передний край методологических разработок (направленность в будущее) определяют основную институциональную функцию журнала: «под­держание акту­альности методологических тем и восстановление смысла и идеи методологии в новых ситуациях» (С.В. Попов).
Рассмотрение методологического журнала (издания) как института, полагание его будущего в терминах институциональных функций соответствует взгляду под углом зрения институционализации на современное состояние и развитие самой методологии (первая из таких попыток относится к 1994 году).
2.8. Так понятое институциональное предназначение издания требуют стремления к рефлексивности и запрета на любую форму догматизма: «Сама структура журнала, расположение и содер­жание статей должно инициировать рефлексивное отношение к материалу, проблеме и методологии в целом» (С.В. Попов).
 
3. Полагаю, что с учетом вышеизложенных принципов (в нашей реконструкции) схема «издания как института», предложенная Г. Копыловым в статье 1996 года, может быть применена и к построению методологического издания.
В существующей ситуации представляются наиболее значимыми следующие моменты схемы Г. Копылова:
3.1. Различение воспроизводства издания как института и деятельностно-производственного цикла его жизни (причем первое, согласно схеме, объемлет второй и живет в другом масштабе времени, является более долговечным).
3.2. Наличие внутреннего и внешнего контура воспроизводства издания как института. Внутренний контур – это редакция (центральный кружок на схеме), внешний контур – это «вся структура из описанных четырех мест»: 1) тот аспект или срез жизни общества, которое берется «отражать», «освещать» (или формировать) издание; 2) тот круг читателей, на которых оно рассчитано; 3) издатель (учредитель), который определяет всю программу издания и может влиять на нее (административно или финансово); 4) сама редакция. «Редакция удерживает вместе все три внешних блока; в свою очередь, она удерживается ими: эти читатели хотят читать в этом издании именно про это».
3.3. Издание «воспроизводится во всех своих блоках: порождает новые поколения читателей, формирует собственных журналистов и даже формирует «предметную область», иногда выступая прямым организатором, иногда – создавая ее в формах читательского сознания».
3.4. «Пункт самый важный для нашей исходной гипотезы: у издания есть внутренний смысл, который удерживается всеми его блоками».
3.5. «Кооперация в издании, как и в любом институте, устроена не позиционным, а ролевым образом» (это следствие п. 3.1).
Интересно, что мысль о необходимости распределения функций/ролей при сохранении общего смысла и идеи «издания» была у Г. Копылова уже в 1996 году! Частично ее удалось реализовать во внешнем контуре воспроизводства (при создании Попечительского Совета), во внутреннем контуре появились обозреватели (правда, регулярно эту функцию исполнял лишь Д. Реут), затем к «бумажной» версии добавилась сетевая, что также повлекло некоторую дифференциацию ролей и функций. Однако в целом издание продолжал «тянуть» на себе в основном сам Г. Копылов, и сейчас задача создания работающей распределенной схемы воспроизводства издания – сверхактуальна.
3.6. «С предыдущим пунктом связана строгая локализация внутри издания (как института) моментов изменений. Издание, как любой организм, рождается в муках и мучительно же претерпевает возрастные трансформации. Но эти перестройки ограничены узкими временными рамками: именно в эти моменты происходит формулировка и выработка внутреннего смысла издания, формируется программа редакции, выбирается предметная область, способ отношения к ней, круг читателей, политика издания и т.д. В эти моменты, безусловно, могут и должны работать все системодеятельностные средства по работе с будущим (программа, проект, прогноз, анализ, рефлексия)».

 

4. Из сказанного вытекает предлагаемая последовательность действий:

4.1. Определение инициативным образом (т.е. прежде всего по желанию и внутреннему убеждению) нового состава Редакции.

4.2. Состав Редакции должен прийти к консенсусу по поводу внутреннего смысла (идеи, миссии) и принципов издания. Остальные могут обсуждать это, определившись в качестве издателей (заявив о желании войти в Попечительский Совет с определенными обязательствами) или «активных читателей» (можно было бы создать Читательский Совет).

В качестве исходной формулировки идеи (миссии) издания можно взять предложенную Г. Копыловым: «Кентавр» – общеметодологический журнал, представляющий «методологическое» в его актуальном существовании и тем самым создающий «одну из реальностей существования методологии». Версия реконструкции принципов также предложена выше.

4.3. Исходя из этого Редакция вырабатывает новый формат, образ и структуру издания и предлагает их в качестве проекта Попечительскому Совету (с обоснованием его обязательств по ресурсному обеспечению и иной поддержке издания). Проект обсуждается и утверждается Попечительским Советом с учетом мнения Читательского Совета.

4.4. Только на основе этого может решаться вопрос о том, как должен быть устроен деятельностно-производственный цикл издания.

Конечно, у меня есть свои соображения по поводу некоторых деятельностно-коммуникационных механизмов жизни издания (например, как переводить статьи в режим дискуссий, поддерживая актуальность методологических тем, по развитию инфраструктуры сайта «Методология в России» и т.д.) – но, как мне кажется, сейчас это несколько преждевременно. Вначале нужно сделать ясной саму идею и принципы издания (свою версию-реконструкцию я предложил выше), определить его новый формат, образ и структуру.


Приложение

Уважаемые коллеги - обладатели прав доступа к Интернет!

 

В настоящее время в стадии разработки находится Интернет-проект «Современный архив Московского методологического кружка (ММК)».

Целью Проекта является поддержка коммуникации (как внутри методологического сообщества, так и с представителями других областей) посредством современных Интернет-технологий World Wide Web (WWW), а также создание публичной Интернет-библиотеки современных методологических работ.

Предполагается, что основу Интернет-коммуникации составит обмен текстами между участниками Проекта, опосредованный помещением этих текстов в публичную Интернет-библиотеку.

Участие в Проекте будет открыто для присоединения всех заинтересованных лиц (граждан России, иностранных граждан, лиц без гражданства) в качестве Читателя и/или Автора путем принятия условий Публичного Договора об участии в «Современном архиве ММК». Как только завершится первичная разработка данного договора, он будет представлен на обсуждение методологической общественности (путем рассылки по электронной почте), а после публичного обсуждения - принят и открыт для подписания присоединяющимися лицами. Ниже мы публикуем анонс Проекта и анкету для заинтересованных в участии.

 

Анонс

Материально «Современный архив ММК» будет состоять из двух основных компонентов: файлового архива и виртуального Web-сервера (Web-странички).

В файловый архив будут помещаться все тексты, присланные участниками Архива, которые тем самым становятся его Авторами. Данные тексты будут считаться опубликованными в Архиве  и на них будут распространяться все нормы российского и международного законодательства об авторских и смежных правах, а также законодательства об архивах. В Архиве могут (по согласованию с владельцами авторских прав) публиковаться как ранее не опубликованные тексты, так и тексты, уже опубликованные в других изданиях.

Тексты из файлового архива доступны для любого Читателя Архива, предварительно высылавшего заявку, которая исполняется путем высылки файла с заказанным текстом по электронной почте на адрес заявителя.

Каталог Архива будет открыт для публичного доступа Читателей на виртуальном Web-сервере Архива. Каталожная страница будет включать выходные данные текста, авторское Summary и (в перспективе) список ключевых слов. Соответственно, можно будет осуществить тематический поиск, поиск по выходным данным (авторы, название, места и годы изданий и т.д.), а в будущем - и поиск по ключевым словам. Не выходя из каталога, можно будет отправить заявку на интересующий Вас текст.

Некоторые тексты будут находиться в непосредственном (on-line) доступе на Web-страничке. Это своего рода «ближняя полка» Архива, размер которой ограничен лишь объемом странички (для некоммерческих страничек это обычно 5 Мегабайт, т.е. «страничка» - это 3-4 солидных тома). «Избранное» на «ближней полке» будет периодически обновляться - по мере пополнения основного массива Архива. Вместе с информацией о событиях жизни методологического сообщества, рецензиями, комментариями и т.п. это составит наш «толстый» электронный журнал.

В доступе on-line будут также сведения об истории ММК, о персоналиях Кружка, об авторах Архива, о методологической и смежной (например, философской) периодике - в том числе оглавления и анонсы «Кентавра» и некоторых других журналов. Для потенциальных авторов предполагается открыть рубрику «Авторское право», будет представлено также российское законодательство об архивах.

Регулярное посещение Вами странички Архива позволит также проводить несложные опросы (для заполнения анкеты достаточно несколько раз щелкнуть мышкой), что позволит составить социологический портрет нынешнего методологического сообщества и «примкнувших к нему». Естественно, полученные данные после обработки будут публиковаться.

Слова, которые выше были подчеркнуты - не что иное, как пункты предполагаемого меню, так что опытные пользователи Интернета уже примерно могут себе представить, что их ожидает на страничке Архива.

Тем, кто обладает электронным адресом, но не имеет доступа к WWW, мы будем периодически высылать по электронной почте список новых поступлений Архива (в виде хронологического списка с указанием всех выходных данных).

Вы можете присылать нам не только собственные тексты, но и тексты других авторов, но при этом у нас должен быть способ урегулирования вопроса об использовании авторских прав. Для этого либо Вы сами должны быть уполномочены Автором выступать от его имени (быть его представителем - тогда в каталоге и в тексте мы будем указывать: «С согласия автора предоставлено Архиву Имярек»), либо предоставить нам контактные координаты автора.

 

Мы не планируем брать платы за пользование архивом. Первое время Проект продержится на энтузиазме инициаторов, после чего - если замысел будет поддержан не только Читателями, но и Авторами, - возникает несколько дополняющих друг друга вариантов: получение гранта, поиск спонсоров, создание членской общественной организации, создание общественного фонда. Этого не удастся избежать, во всяком случае, с того момента, когда отвечать на запросы станет отдельной работой, а не занятием в обеденный перерыв.

Вопрос о временных границах «Современного архива» мы предлагаем решать исходя из следующего: этот проект является естественным дополнением архива «Наследие ММК» (проект Л.П.Щедровицкого), который с полным правом можно было бы назвать «Классическим архивом ММК». Если Вы пришлете нам текст, который, по нашему мнению, должен быть также и в архиве «Наследие ММК», то мы, согласовав этот вопрос с Вами, договоримся о передаче данного текста в классический архив или об использовании в обоих архивах.

Инициаторы готовы вступить в переписку с заинтересованными лицами. Адрес  для корреспонденции: viatcheslav@earthling.net (данный адрес устарел – пишите на v.maratcha@mail.ru - прим. Вяч. Марача)

 

С уважением,

Геннадий Копылов и Вячеслав Марача,

Инициаторы Проекта.

 


E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх