Дискуссия о книге С.Комарова и С.Кордона
Ответ авторов книги В.Сбитневу

версия для печати

 

Смысл выступления нашего иркутского оппонента можно свести к аффективному ряду, имеющему примерно следующий вид: Да что же это такое! И куда только все смотрят! И кто им только позволил! кто их пустил? Почему им разрешили? Откуда они только взялись? Нельзя! Не трогать! Это не ваше! Положите назад! Вам не полагается! Вы только все растащите, разворуете, испорите!...

Мы предвидели подобную реакцию на нашу книгу некоторой части методологов, когда в ее заключительной части некий виртуальный рецензент предлагал задуматься над вопросом: «Как относиться к различным инициативам в сфере методологической деятельности и исследований, предпринимаемых людьми, которые не входят в сферу профессионального общения методологов, но которые всячески демонстрируют лояльность идеям и авторитетам методологического движения в целом?» (С. 383).

Вот и уважаемый С.Попов на своей лекции  1992 года «Введение в методологию» на несколько странный вопрос «Ты там уже побывал (в смысле – в методологии)?», ответствовал: «Ты знаешь, кто такие альпинисты? Я могу ответить, как они «Бывал». Вот когда придем  на вершину, я покажу несколько точек, где я был».  Сразу перед мысленным взором встают Гималаи, восемь заснеженных гор, лежащая среди них Шамбала и Хранители Истины в ней. Этим можно объяснить не очень здоровый интерес части методологического сообщества к эзотерике, хотя сам Г.П., насколько можно судить, был рационалистом до мозга костей.

Хотя политическая, социальная и культурная ситуация в обществе принципиально изменилась, многие еще стремятся сохранить методологию как некое эзотерическое знание для избранных, достигнутое ими трудной ценой долгого пути медитаций и просветлений на разных семинарах и организационно-деятельностных играх. Сам Г.П. неоднократно говорил, что методология обладает по преимуществу инженерным характером, а значит, основана на рациональном знании и мышлении западного типа. Стремление к сохранению «потаенного знания» и неприступных стен, отгораживающих методологию от других сфер культурной, научной и практической деятельности не способствует ни ее авторитету в современной России, ни эффективному использованию ее значительных потенциальных возможностей как знания и как сферы деятельности.

Ведь и в самом методологическом сообществе, опять же насколько можно судить из публикаций и  речей на съездах, идет стремление самоопределиться  в «малой истории» постперестроечного времени, большой истории (европейской интеллектуальной традиции), да и относительно существующих ныне форм институализации  науки, инженерной деятельности и различных форм праксиса. А это предполагает открытость самой методологии,  готовность к  смене  форм ее существования.

Мы не утверждаем, что выполненная нами работа безупречна, отнюдь. Это не методологическая книга, а книга о методологии и для тех, кто не входит в методологическое сообщество. Мы готовы к критике – как внутренней, по поводу различных неточностей, непоследовательностей, неверностей, так и внешней: насколько допустима такого рода работа в методологии и что она дает. Но эта критика должна быть конструктивной, экологичной и проводиться, по выражению того же С.Попова, «в монастырском режиме».

Комаров С.В., Кордон С.И.

 


E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх