Невостребованность интеллектуальных технологий?
А.Зинченко. Методологи не плачут

версия для печати

Прочитав двойное интервью, я не расчувствовался. Наверное, потому что востребован, разрабатываю интеллектуальные инструменты, которые эффективно используются властями, бизнесменами, студентами (и даже продаются им). Я постоянно завален вопросами, задачами, молодыми людьми. Продолжаю по мере сил заниматься воспроизводством кадров, выполняя завещание Г.П.Щедровицкого. И вогнать меня в тоску размышлений о том, что «все не так как надо» (В.Высоцкий), к чему так стремится тройка «полиинтервьюируемых», не получится.

В конце концов, не следует сверять курсы лебедю, раку и щуке…

 

Любите искусство в себе, а не себя в искусстве

О чем участники интервью рассуждают? О себе, любимых.

Хорошо понимаю, отчего плачется глубоко уважаемый мною, выдающийся теоретик социологии и математический логик А.Зиновьев. Он так и не понял, что в гуманитарных исследованиях со времен Платона главная проблема – это проблема внедрения (продавливания, пропихивания и пр.) научных знаний в практику. Не нужны теоретические знания о наилучшем общественном устройстве практикам государственного управления. Они решают коммунально-социальные задачи, которые Александр Александрович так хорошо описал. Им не нужно понимать, каким должно быть будущее, они хотят олицетворять настоящую власть. Хочешь внедрить свои блестящие теории – пробивайся в политики.

Каково место А.А.Зиновьева в методологических разработках? Сошлюсь на мой разговор с ним пару лет назад. Когда я спросил Александра Александровича о его оценке деятельности Г.П., он сказал: «Георгий Петрович разрабатывал один маленький раздел из моей кандидатской диссертации. Но был при этом крайне ленив и неработоспособен, поэтому ничего путного сделать не сумел…». С таким же успехом можно было бы спрашивать о перспективах методологии Анастасию Волочкову.

Хорошо помню, как на Игре-3 (1980) Г.П. публично резко говорил О.Анисимову: «Олежек, твои понятия лежат в замшелом сундучке на пыльном, затянутом паутиной чердаке огромного здания методологического мышления». С моей точки зрения, О.Анисимов методологический опыт выхолостил трудолюбиво, окончательно и бесповоротно.

И, наконец, Д. Реут, автор юмористических репортажей с «семейных игр» ШКП. Журналистским даром обладает. Но в упор не различает методологическое мышление – и «сообщество». Мышление есть, но оно «пересело» на других носителей. Оно востребуется и используется весьма активно многими людьми и группами. Особенно в России. Обратите внимание, как любил говаривать Г.П.

 

Научиться чему-либо можно, только делая это

Наконец, попробую заимствовать позицию самого Георгия Петровича, разрабатывавшего интеллектуальные инструменты и всегда искавшего малейшую возможность их применения в деле. У него и мысли о какой-либо «невостребованности» появиться не могло. Он был человек искусственно-технический и делал то, считал нужным. Сам анализировал ситуацию, ставил задачу и работал над ее решением. Часто обсуждал, что из методологических наработок уже стало фактом культуры и даже вошло в энциклопедии и словари. Всегда был окружен не менее чем тремя десятками учеников. Вот не скажу что глубоко преданных, но уж настырных в выколачивании из Учителя своего интереса так точно. Но именно этого он от учеников и ожидал.

Методология – дело не массовое. Методологи не должны маршировать батальонами и двигаться «движениями». А у методологической позиции нет проблемы востребованности, ибо методология начинается с решения практически значимых проблем в неважно какой профессиональной сфере деятельности, поверх чего должна включаться методологическая рефлексия способа, операций и процедур мысли, обеспечивающих решение. Завершает оперативную систему методологической работы оформление способа в знании для передачи следующему поколению практиков. Тем и жива сегодня и всегда.

Кому и как транслировать сегодня методологическое мышление, я знаю, но не скажу.

 


E-mail    Поиск 
  Главная    Раздел     Вверх